Домой Культура Строгий карантин в Израиле – врач о работе в клинике и жесткой...

Строгий карантин в Израиле – врач о работе в клинике и жесткой изоляции

8
0

Строгий карантин в Израиле – врач о работе в клинике и жесткой изоляции

В новом проекте Ria.ru — «Творцы на карантине» — ведущие современные авторы из России и других государств включаются в общую борьбу с коронавирусом. Поэтам, публицистам, режиссерам — творцам — предложили написать тексты, которые помогли бы вдохновить и поддержать, рассмешить и объединить читателей разных стран. Сегодня это Александр Иличевский — писатель и поэт. За книгу «Матисс» в 2007 году получил премию «Русский Букер», с романом «Перс» в 2010 году стал лауреатом «Большой книги». По образованию Александр физик, с 2013 года он живет в Израиле, где работает врачом и продолжает писать.

Строгий карантин в Израиле – врач о работе в клинике и жесткой изоляции

А. Иличевский на пресс-конференции в РИА Новости

Александр Иличевский

Я работаю в госпитале, в отделении радиотерапии.

Онкологическим заболеваниям безразличны вирусы, эпидемии, пандемии. Они существуют на любом катастрофическом фоне. И в онкологии есть такие болезни, для которых промедление неприемлемо.

Если кто-то из нас или любой больной попадет в карантин — вслед за ним туда же отправится все отделение. И некому будет лечить. Не говоря уже о том риске, которому подвергнутся ослабленные своими заболеваниями пациенты.Поэтому мы все живем на цыпочках, стараемся летать по воздуху и реже дышать.

Обстановка поначалу, с непривычки была так себе. Несколько дней на завотделения лица не было. Но мы аккуратны и ответственны. И относительно наших больных я выражаю ту же надежду. Больные — это уже общество, и только на его сознательность в данном случае и можно надеяться.
Вирус если сам и не обладает сознанием, то во время пандемии он захватывает сознание наше. Откуда следует, что локализовать его, то есть артикулировать и победить — можно только осознанностью. Борьба с пандемией — это война в области этической: взаимовыручка и сознательность — вот орудия более надежные и скорые, чем вакцина.
Сложность личная в том, что мне приходится жить в двойном карантине.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  О дивный новый мир стриптиза: премьеры сериалов

На работе, в госпитале, нахожусь в "скафандре" — защитные брюки, рубаха, марлевая накидка сверху плюс маска и перчатки.

Начальство решило разделить работу отдела на смены — чтобы не класть все яйца в одну корзину, поскольку, если кто-то заразится, под откос пойдет работа всего отделения радиотерапии.

Второй карантин у меня начинается дома, куда я ни при каких обстоятельствах не могу принести вирус. Для этого у меня отдельная комната с туалетом и душем превращена в бокс. Еду и питье мне передают с полным соблюдением мер предосторожности, в масках и перчатках.

Общение происходит в основном по мессенжерам. Переживалось это вначале странно, но человек не блоха, ко всему привыкнет.

Меры эти считаю просто необходимыми, поскольку только социальное дистанцирование может спасти окружающих людей.

Есть масса данных и статей на эту тему, не буду повторяться. Ситуация выражается в предельно ясном этическом смысле.

Спасая себя, спасаешь других — в той же мере, в какой, спасая других, бережешь себя.

Многие страны еще не почувствовали весь ужас экспоненты, всерьез она будет переживаться, когда станет вертикалью, и тогда будет поздно. Лишь строгий карантин способен погасить чудовищный рост эпидемии, и это пока единственная достоверная вещь, которую мы знаем об этом заболевании.
Дома карантин переживается примерно как в рассказе Чехова «Пари»: я читаю, работаю, переговариваюсь через дверь с близкими, с собакой, которую иногда не удержать и которая то и дело норовит поприветствовать хозяина. Если близким приходится заглядывать ко мне в комнату, они это делают в маске и перчатках.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Бритни Спирс рассказала о проблемах с кожей, возникших из-за стресса

Время от времени мы продумываем иные способы коммуникации. Например, планируем, когда станет тепло — встречаться на балконе для просмотра кино.

Разумеется, карантин — не сахар. Еще немного, и я соскучусь по пробкам. Главное — не стоит залипать на устрашающие графики роста инфицированных: увы, время, проведенное над ними, тоже растет экспоненциально. Самое главное — не впадать в ступор, а заниматься поисковой активностью. Все это выражается старой формулой: делай что должно и будь что будет.

Я бы очень рекомендовал не зависать психологически, а действовать: например, записываться в группы волонтеров, готовых помогать беспомощным людям в доставке. Как сделал это мой сосед по дому, вынужденный перейти на удаленную работу.
Как жаль, что карантин случился в такое цветущее время — самая пора благословенной весны. Такое жаль пропустить мимо глаз и дыхания, но ничего не поделаешь. Надеюсь, вскоре мы все-таки и на пляже окажемся, и в наш любимый бар завалимся — посидеть в толчее, пообщаться в удовольствие.

Желаю нам всем поскорее освободиться от необходимости карантина. Будем верить, что испытания недолго продлятся, что рост заболеваемости схлынет, что карантинные меры возымеют действие. Пусть все поскорее минует, как сон — и лето теплое настанет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь