Домой Происшествия «Потом все сломали». С чем связана серия экологических катастроф в России

«Потом все сломали». С чем связана серия экологических катастроф в России

18
0

 

"Потом все сломали". С чем связана серия экологических катастроф в России

РИА Новости, Мария Семенова. Еще не забылась история о гибели морских животных на Камчатке, а новости о других ЧП посыпались одна за другой. Это и страшные фото из Калмыкии, где прибрежная полоса буквально завалена мертвой рыбой, и нефтяная пленка, застилающая реку Колву в Коми, и огромное маслянистое пятно в заливе Находка, и сразу несколько аварий в Томской области — на воде и на суше. О том, почему в России так часто происходит подобное, РИА Новости рассказали экологи.

Нефтяная Находка

Двадцать второго октября Амурская бассейновая природоохранная прокуратура заявила о разливе нефти в заливе Находки. Пятно растекается от Приморского судоремонтного завода. В горадминистрации сообщили, что вызвали нефтемусоросборщик, который приступил к очистке поверхности. Обследовали все соседние муниципальные котельные — утечек топлива не обнаружили.

В Томской области с перерывом меньше недели — два разлива нефти. В затоне Оби столкнулись баржи — одна стояла на причале у берега, но из-за сильного ветра оторвалась и врезалась в груженое судно. Томская транспортная прокуратура проводит проверку. Через несколько дней в том же регионе — утечка на трубопроводе, загрязнившая тайгу. Впрочем, компания «Томскнефть» очень быстро отчиталась о ликвидации аварии: сотрудники заявили, что полностью удалили загрязненный грунт, так что опасности для экосистемы нет.

Не худший сценарий

До сих пор устраняют последствия разлива нефти на Колве. Эта река протекает по двум регионам — Республике Коми и Ненецкому АО. В городе Усинске ввели режим ЧС, на место происшествия выехали губернатор НАО и глава Коми. В республиканском Минприроды проинформировали, что площадь маслянистого пятна — около 700 квадратных метров, разлилось 0,9 тонны горючего. Причина — разгерметизация недействующего нефтепровода на участке Южная Шапка — Харьяга.

«В первый же день установили боновые заграждения, занялись удалением замазученного грунта. Используют сорбент — материал, впитывающий нефть. Работают порядка 180 человек. Худшего сценария удалось избежать. Конечно, это не значит, что экосистема реки не пострадает: какая-то часть нефтепродуктов просочится сквозь боны, уйдет на глубину», — пояснил РИА Новости Алексей Книжников, руководитель программы WWF России по экологической ответственности бизнеса.

И добавил, что ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» обещает устранить последствия до 27 октября, то есть в десятидневный срок. Однако может помешать погода. «Получится у них или нет — вопрос открытый. Дело в том, что льдообразование очень интенсивное. В любом случае остались считанные дни, когда можно эффективно удалять нефть с воды».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Иркутской области поймали сбежавшего заключенного

Опасные водоросли и задохнувшиеся рыбы

Помимо техногенных катастроф, случаются и другие — те, где, на первый взгляд, нет вины человека.

Так, массовую гибель рыбы и морских животных на Камчатке в итоге объяснили воздействием токсичных водорослей. Научный руководитель Института водных проблем, член-корреспондент РАН Виктор Данилов-Данильян рассказал агентству, что произошедшее в районе Халактырского пляжа — не уникально. «Похожее случалось в других странах. Бывают взрывные процессы размножения водорослей — это дает большую биомассу, разложение которой, даже если в ней нет токсинов, чревато серьезными последствиями для экосистемы. А если токсины есть, как, например, во всем известных сине-зеленых водорослях, и говорить нечего».

В Калмыкии, где берег был усыпан мертвой рыбой, тоже не обнаружили техногенных причин. Прокуратура региона заявила, что «замор произошел из-за недостатка кислорода вследствие критического снижения уровня воды».

Наследие Союза

Природные катаклизмы, связанные с прямым воздействием человека, — взрывы, утечки, не замеченные вовремя поломки — объясняются, по мнению специалистов, устаревшей инфраструктурой и человеческим фактором. «Технические системы усложняются. Чтобы ими адекватно управлять, нужен определенный уровень культуры персонала, а этого часто не хватает», — отмечает Данилов-Данильян.

"Потом все сломали". С чем связана серия экологических катастроф в России

Нефтяное пятно возле Приморского судоремонтного завода в акватории залива Находка

Алексей Книжников подчеркивает: большинство аварий происходит на объектах, не обновлявшихся со времен СССР. «В Западной Сибири, Коми, на Сахалине до сих пор эксплуатируют трубопроводы, построенные в советское время. Так было и с резервуаром, протекшим в Норильске, что привело к крупнейшему за год разливу нефти. Пришло время компаниям выводить из эксплуатации наиболее экологически опасную инфраструктуру. Так, месторождение на Сахалине закрыли после аварии на нефтепроводе Оха — Комсомольск-на-Амуре».

Потеря равновесия

Данилов-Данильян уточняет, что даже за событиями, которые объясняют природными причинами, как было с гибелью животных и рыбы на Камчатке и в Калмыкии, все равно стоит человек.

«Нагрузка на биосферу такова, что она не может больше сохранять равновесие, в котором пребывала миллионы лет. Разбалансирована климатическая система, растет концентрация парниковых газов в атмосфере, повсеместно происходит химическое отравление почвы, из-за вырубки сильно изменилась отражательная способность Земли: лес поглощает больше солнечного излучения, чем сельхозполя. Все это приводит к тому, что и биосфера в целом, и ее отдельные элементы становятся слишком чувствительными», — объясняет он.

Мониторинг по случаю

Собеседники агентства обращают внимание: у системы мониторинга за состоянием окружающей среды, действующей в России, есть ряд серьезных недостатков.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Свидетельница гибели Цоя раскрыла детали трагедии

"У нас практически нет мониторинга экосистем, это делается только в заповедниках, составляющих ничтожный процент территории России. Воздух, вода, почва, качество которых контролируют, — это еще не экосистема. Действующая схема сильно отстает от современного уровня и по количеству забираемых проб, и по качеству их обработки", — полагает Данилов-Данильян.

«Во многих нефтедобывающих странах ввели многоуровневый мониторинг, включая космический, который определяет потенциальное загрязнение морской среды. У нас же — все по случаю. Когда в Норильске была авария, «Роскосмос» запустил космическую поддержку, а ведь она нужна постоянно. Да, можно обратиться в МЧС, но мы считаем, это должно быть в ведении Росприроднадзора. Чаще всего общество узнает про аварии из соцсетей — это новая реальность, которую следует использовать», — считает Алексей Книжников.

Еще одна проблема: сложившаяся система в принципе не контролирует антропогенную нагрузку на окружающую среду. «Никто не знает, сколько, кто, когда и где сбросил отходов. Предприятия сами заполняют формы — как они это делают, практически никто не проверяет. По нашим оценкам, показатели могут занижать в восемь-десять раз. При этом предприятия не решаются писать «от фонаря», они пытаются соблюдать приличия — так, как они это понимают. Смотрят, сколько выпустили продукции и каковы нормы отходов на единицу, — результат заносят в статформу. Но это показатель при идеально работающем оборудовании и хорошем сырье», — подчеркивает Данилов-Данильян.

По словам ученого, в 90-е годы в России действовала система мониторинга антропогенного воздействия на среду. «А потом все благополучно сломали».

Раньше у Госкомэкологии России (ведомство упразднили в 2000 году) были территориальные органы в каждом субъекте. При этом специалисты не подчинялись местной администрации, только руководителю федерального центра. «В регионах работали станции экологического контроля и анализа. Там было хорошее приборное оборудование, квалифицированные люди, которые проверяли правильность заполнения статформ предприятиями. На каждом производстве знали: в любой момент к ним могут прийти и проконтролировать, правильно ли они заполнили отчет за прошлый квартал, есть ли у них датчики на трубах, сбрасывающих отходы, и правильно ли они откалиброваны. Но в 2000-м органы Госкомэкологии на местах просто ликвидировали», — говорит эксперт.

Впрочем, есть и позитивные изменения. Алексей Книжников отмечает, что на экологические катастрофы теперь обращают гораздо больше внимания: то, что раньше удавалось скрыть, сейчас предают широкой огласке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь