Домой Политика «Дома разнесли, изуродовали». Карабахский конфликт — с двух сторон

«Дома разнесли, изуродовали». Карабахский конфликт — с двух сторон

9
0

 

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

«Это не просто борьба за Арцах и за существование целого народа. Идет война за цивилизацию», — убежден житель разгромленной столицы Нагорного Карабаха Армен Ховсепян. Он один из немногих, кто остался в Степанакерте. В Нагорном Карабахе второй день держится перемирие, о котором в Москве в ночь с пятницы на субботу договорились главы МИД Азербайджана и Армении. Новое обострение конфликта длилось почти две недели, сколько за это время погибло военных и гражданских, еще предстоит выяснить. В это непростое время сплотилась вся армянская диаспора. РИА Новости поговорило с простыми людьми, пострадавшими за эти дни, и с теми, кто им помогал, лечил и укрывал.

Разговор с азербайджанской стороной — читайте тут.

«Старики отказываются покидать город»

Ситуация на границе Армении и Азербайджана накалилась летом. Жители Карабаха отмахивались — «очередная перестрелка». Уезжать и не думали. Но две недели назад все изменилось: на жилые кварталы Арцаха (армянское название региона) обрушились снаряды. Больше всего пострадал Степанакерт. Сирена воздушной тревоги не смолкала. На улицах — ни души. Кто-то уехал, кто-то остался — на свой страх и риск.

«Вот мой дом, — указывает 57-летний Армен Ховсепян на двухэтажное здание с выбитыми дверьми и стеклами. — Ракета попала в соседний. Ударной волной разнесло все, что рядом. Заходить внутрь не рискую — опасно. Только раз заглянул, ради детей — попросили забрать семейный фотоальбом. Документы еще прихватил. А то когда посыпались удары, мы и взять-то не успели ничего. Кинулись прямиком в бомбоубежище. Сразу, как появилась возможность, жену и двух дочерей отправил в Армению».

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Дом в Степанакерте, разрушенный после обстрела

Армен ходит по пустынной улице неторопливо, то и дело бросает взгляд на небо. Пару часов назад там было неспокойно. «Мы как раз с соседями выбрались наверх — подышать, поесть. Зашли в одно безопасное место, накрыли стол. И началось… А мы что? Никто с места не сдвинулся. Решили, что торопиться некуда. Снаряд ведь не летит конкретно в Вардана, Карена и Харута. Пообедали спокойно — и обратно», — буднично рассказывает он.

Не все держатся так спокойно. Сколько там сейчас человек, сказать сложно — все прячутся в подвалах домов и бомбоубежищах. По несколько дней не выходят. «Старики наотрез отказываются покидать город. Останутся до конца. То есть до нашей победы, — улыбается Армен. — Да и людей среднего возраста тут полно. Много женщин — их мужья и сыновья на передовой. Как им уехать в спокойный Ереван?»

Ховсепян участвовал в Карабахской войне в девяностые. Получил ранение. Иначе и сейчас бы пошел на фронт. Свистом пуль, говорит, даже местных детей не запугать. Все свыклись с мыслью, что война может вот-вот начаться, «оттого и не паникуют».

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Жительница Степанакерта прячется в подвале своего дома во время обстрелов

Армен вглядывается в сторону дороги — ждет машину с гуманитарной помощью. Еда, вещи, предметы гигиены — волонтеры из Еревана и других городов приезжают почти каждый день. Ховсепян лично разносит все по бомбоубежищам и подвалам.

«Больно смотреть, как прямо на глазах пытаются сровнять с землей наши дома… Бьют по инфраструктуре. А город ведь еле восстановили после войны 90-х. Дети спокойной жизни не видели. Теперь все изуродовали! Так обидно… Здесь никто не хочет воевать. Но раз напали, дали отпор».

«Не успеваем запоминать имена пациентов»

Пострадавшие поступали в больницы днем и ночью. На подмогу карабахским специалистам прибыли профессионалы высокого уровня из-за границы.

«Уже более трехсот врачей записались добровольцами из России. Берут отпуск за свой счет, чтобы попасть в прифронтовые госпитали, — рассказывает директор фонда «Вива» Татьяна Оганесян. — Приезжают и женщины. Например, Зина Марутян, один из лучших реаниматологов Москвы, в этом году дважды прилетала в Армению. Летом боролась с ковид-инфекцией, а теперь спасает раненых».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В хабаровском аэропорту провели эвакуацию после сообщения о "минировании"

Фонд сотрудничает с Минздравом Армении и Арцаха — людей отправляют только по запросам. «Мы также организовали сбор средств, закупаем медицинское оборудование, расходные материалы, травматологические пособия», — добавляет Татьяна.

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Фонд «Вива» закупил оборудование для военных госпиталей

Многие врачи, к слову, добираются без чьей-либо помощи. Среди них — Армен Акопджанян, хирург из Лос-Анджелеса. Там он руководитель клиники. Прибыл в Степанакерт 2 сентября — «по зову души». Супруга, трое детей, близкие друзья и коллеги отнеслись с пониманием, не отговаривали.

«В Арцах съехались топовые врачи. А как иначе — времени на обучение нет. Каждый здесь должен быть лучшим в своем деле. Очень ждем тех, кто работал с травматическими повреждениями, — подчеркивает Акопджанян. — Мы, врачи с огромным опытом, за всю практику не видели такого кошмара».

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Армен Акопджанян

Большинство пострадавших — молодые люди от 20 до 25 лет. Самое страшное для хирурга, по словам Армена, — ампутировать конечность. Или сразу все четыре, что он и сделал в первые же дни.

"Есть пациенты с ожоговыми ранами. У многих вторичные травмы — порой вытаскиваем огромные куски железа, — приводит подробности врач. — Хочу заметить: 99 процентов людей спасаем. Это заслуга блестящих докторов — любого на ноги поставят. Нас с университетской скамьи учат не принимать страдания близко к сердцу — стараемся, но выходит не очень. Порой ночь напролет обсуждаем один случай. Имена иногда не успеваем запомнить, а вот ужасные ранения не забываются".

Врачи переживают не только за пациентов. У медсестер военного госпиталя близкие — на передовой. Каждый раз, когда доставляют раненого, бегут к нему сломя голову. Убедиться, что это не родной человек. «Невозможно представить, как тяжело видеть сыновей, братьев, мужей, которых везут с поля в операционную. Такое здесь было не раз. Наши женщины сильные, держатся. Выдохнут — и снова за работу. С гордо поднятой головой».

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Армянские медики во время операции в госпитале Степанакерта

Из-за высокой нагрузки врачам не то что поесть, порой и чаю выпить не удается. Местные доктора, рассказывает Армен, подшучивают над приехавшими из Москвы и Америки: мол, «привыкли жить в пятизвездочных отелях», а здесь лучшее, что светит, — поспать пару часов на раскладушке. Никто не жалуется, уверяет Акопджанян. И не видит в этом ничего героического.

«Между собой условились — никаких грустных глаз. Мы должны улыбаться: стыдиться нечего, правда за нами, — говорит врач. — Главная гордость — наши солдаты. И люди Арцаха. Живут в постоянном страхе, но не покидают дома, что бы кругом ни происходило. И так на протяжении тысячелетий. Вот кто настоящие герои».

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Реактивный снаряд системы «Смерч» на территории общины Иванян Нагорного Карабаха

«Всех — ко мне!»

Тем временем в центре Еревана активисты собирают гуманитарную помощь для жителей Карабаха. Главные улицы обставлены коробками. Пункты сбора развернули везде — в магазинах и лофтах, кафе и ресторанах. «Так — по всей Армении. Поток нуждающихся растет», — рассказывает Элина Айрапетян. Она курирует группу волонтеров. Затрудняется ответить, сколько человек в ее команде, новые люди появляются каждый день.

«У нас нет определенного помещения, собираемся у любого штаба. Сегодня мы в офисе, завтра — кто знает. Через группы в мессенджерах распределяем обязанности. Один, к примеру, закупает продукты. Другой раскладывает все по пакетам, третий развозит наборы. Четвертый выезжает за семьей, которой некуда идти. Пятый ищет, куда их заселить. В общем, работы много», — признается девушка.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Адвокат жены Энди Картрайта рассказала подробности расчленения рэпера

Тех, кто потерял дом, заселяют в отели — бесплатно. Подключаются абсолютно незнакомые люди: забирают беженцев к себе, кто-то даже отдает ключи от пустующих квартир. В Ереване уже все забито. «Сопровождала семью из шести человек. Ехали в такси, по дороге искала, кто бы их приютил. Водитель вдруг развернулся и говорит: «Всех — ко мне! У меня полно места», — вспоминает Элина.

Добровольцы фиксируют имена и контакты тех, кому помогли. Кураторы волонтерских штабов сверяют списки. Нужно понять, сколько людей вынужденно оставили дом. По предварительным подсчетам, перевалило уже за 15 тысяч. «А сколько еще осталось, — вздыхает Айрапетян. — На днях, к примеру, вывезли семью из пяти человек: 95-летняя бабушка до последнего отказывалась уезжать из Степанакерта. Родные еле уговорили!»

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Элина с 95-летней пенсионеркой

Элина совмещает несколько дел: отвечает на звонки и сообщения, составляет списки вещей для закупки в магазине. Одновременно собирает недельный запас продуктовых наборов для нескольких семей, тут же молодой парень помогает загружать их в авто. Очень не хватает людей с личным транспортом — развозить пакеты и коробки по домам.

«Сложнее всего сдерживать эмоции во время объездов. Поздравляли трехлетнего мальчика с днем рождения. Его старший брат, у которого именины в октябре, спрашивает маму, будет ли папа на празднике. А отец — на передовой… Сегодня первым делом собираемся в деревню Масис. А дальше — как пойдет. Надеюсь, успеем хотя бы к пятнадцати семьям, — бросает Айрапетян напоследок и садится в машину. — Дорога каждая минута!»

«Даже не знают, уцелело ли хоть что-то»

В здании культурно-образовательного центра «Терьян» — стол, заваленный одеждой. Женщины перебирают вещи, ищут подходящие по размеру детям. Их мужья помогают волонтерам разгружать машины со свежими продуктами. Спасаясь от снарядов, эти люди выбежали из дома ни с чем.

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Сбор гуманитарной помощи для жителей Нагорного Карабаха

«Они ведь не из бедных! Раз — и нет ничего. Даже не знают, уцелело ли хоть что-то. Уму непостижимо, что такое возможно в наши дни!» — сокрушается директор центра Лилит Меликян.

Третьего сентября она приютила у себя друга и его родных — 68-летний Слава Апресян с двумя дочками и шестью внуками выехали в Ереван из Степанакерта. Снаряд упал рядом с домом. «Ждать больше не могли, хоть и до последнего не верили в происходящее. Растерялись, не понимали, к кому обратиться. Я позвонил Лилит, она сказала: «Сразу к нам!» Дружим уже десять лет», — говорит Слава. Он руководитель фольклорного ансамбля, а теперь всей семьей помогает Меликян в штабе.

Зятья ушли на передовую, 18-летнего внука призвали пару месяцев назад. «Юнцов пока на поле боя не пускают. Берегут. Отцы воюют за детей… Полгорода снесли, живого места нет. За что?! — хватается за голову Апресян. — Это далеко не первое столкновение. Но делаем все, чтобы дети вернулись обратно».

Люди очень волнуются и за свои семьи, и за своих бойцов. За тридцать лет, что тянется конфликт, это далеко не первое обострение, но армяне верят: мирная жизнь вернется, дома будут вновь отстроены, и дети, живые и невредимые, возвратятся к родному очагу.

"Дома разнесли, изуродовали". Карабахский конфликт — с двух сторон

Попавший под обстрел собор Христа Всеспасителя (Казанчецоц) в карабахском Шуши

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь